Ефрем Сирин: толкование на книгу Бытия, глава 4.

Перед вами – толкование на 4 главу книги Бытия преподобного Ефрема Сирина.

 

Читать и слушать 4 главу Бытия.

Перейти ко всем толкованиям книги Бытия.

 

Слушать Ефрем Сирин: толкование на книгу Бытия, глава 4 онлайн

Сказав об изгнании Адама из Едемского сада, о Херувиме и об острие меча, ограждавшего рай, Моисей обращается к повествованию о рождении Каина и Авеля, о принесении ими жертв и говорит: «Адам же позна Еву… и она роди Каина и рече: стяжах человека» (Быт.4:1), – не Адаму, познавшему ее, но Господу, образовавшему плод в утробе ее. «И приложи родити… Авеля. И бысть Авель пастырь овец: Каин же бе делаяй землю» (Быт.4:2), – то есть когда они пришли в возраст, то один стал пастырем (пастухом), а другой земледельцем.

Кайн и Авель. Художник К. В. Лебедев
Кайн и Авель. Художник К. В. Лебедев

«И бысть… принесе Каин от плодов земли жертву Богу, и Авель принесе… от первородных овец своих и от туков их» (Быт.4:3–4). Авель принес жертву по выбору, а Каин – без выбора. Авель избрал и принес первородных и туки, Каин же принес или класы (колосья), или вместе с класами и плоды, бывшие в то время. Хотя жертва его была скуднее жертвы брата, но если бы он принес не с небрежением, то и его жертва была бы угодна, как и жертва брата его. Но поскольку когда вместе принесли они в жертву: один – овец из стад своих, а другой – плоды земные, то Каин уже в самом начале жертвоприношения показал свое небрежение, и Бог не восхотел приять от него жертвы, чтобы научить его, как должно приносить ее. У Каина были волы и тельцы, не было у него недостатка в зверях и птицах, чтобы принести их в жертву, но он не принес их в тот день, когда надлежало принести начатки земных плодов. И ужели был у него недостаток в класах, чтобы принести в жертву класы добрые, или в плодах древесных, чтобы избрать из них лучшие? Но он не сделал этого, хотя было то удобно (возможно), не позаботился о класах добрых или о плодах лучших. В душе приносящего жертву не было любви к Приемлющему приношения. И поскольку с небрежением принес он жертву, то Бог отверг ее, чтобы Каин не подумал, что Богу неизвестно его небрежение, или что Ему дары приятнее самих приносящих. Бог отверг жертву Каина и за то, что было им сделано, и за то, что готов он был сделать, потому что Каин был и родителям непокорен, и к брату жесток, и пред Богом неблагоговеен. Итак, жертва Авелева была принята по усердию Авеля, и Каинова отринута по небрежению Каина.

«Опечалился Каин» не о том, что отринута жертва его, – ведь избранной жертвой он мог умилостивить Прогневанного жертвой небрежной. «И испаде лице его» (Быт.4:5), – но опять-таки не потому, что отринут, ибо он мог принести молитву Богу. Но была или не была бы угодна его избранная жертва, если бы и принес ее, – он показал уже, чего хотел. Был или не был бы умилостивлен Бог его молитвами, – Каин уже показал, чего домогался. Если вместо небрежной и отринутой Богом жертвы не принес он жертву избранную, если не загладил молитвами пренебрежения, с каким принес жертву Богу, то явно, что опечалило его принятие жертвы брата. Опечалил сошедший с небеси огонь, которым одна жертва была отличена от другой. «Испаде лице его», потому что отринутая жертва его внушала ему опасение быть осмеянным от родителей и сестер своих, которые видели, что жертвы его коснулся огонь, но она осталась непринесенной.

«И рече Господь Бог Каину: вскую прискорбен был еси? и вскую испаде лице твое?» (Быт.4:6). Тебе вместо того, чтобы исполниться гнева, надлежало исполниться сокрушения, а вместо того, чтобы лицу твоему опечалиться, надлежало проливать слезы из очей твоих. «Если сделал ты добро, не принес ли?», – cмотри, жертва Каинова не потому отринута, что мала, но потому не принята, что принесена с небрежением и неблагоговением, – «Если сделал ты добро, то не принес ли?», – хотя и ничего не принес бы ты, вместе с избранной жертвой брата твоего была бы принята и от тебя жертва, хотя, по-видимому, и не была бы приемлема. «А если не сделал ты добраго, то у дверей грех лежит». «И Авель обратится к тебе, послушает тебя, и пойдет с тобой в поле». «Ты же властелин греха» (Быт.4:7–8), – то есть в твоей власти сделать его. Но Каин, хотя Бог и обещал, если будет делать добро, принять жертву его, как благоугодную, Кому принес прежде жертву небрежения, Тому приносит в жертву еще и убийство.

«И рече Каин ко Авелю брату своему: пойдем на поле» (Быт.4:8). Говорит «пойдем на поле», – или потому, что жили они на горе в пределах рая, и Каин сводит его оттуда на равнину, или потому, что Авель пас стадо свое на горе, и оттуда приводит его Каин на равнину, где по множеству класов и по мягкости земли удобнее для него было совершить убийство и скрыть убитого в земле. Ибо Писание говорит: «И бысть, внегда быти им на поли, воста Каин на Авеля брата своего и уби его» (Быт.4:8).

Первое убийство. Ф. А. Бруни. 1867 г.
Первое убийство. Ф. А. Бруни. 1867 г.

Каин, умертвив брата своего, ложно уверял родителей, будто бы Авель введен в рай, потому что благоугодил Богу, и говорил, что о введении его в рай свидетельствует благоугодность жертвы Авеля, – ибо соблюдение заповеди вводило в рай, как преступление ее изгоняло вон из рая. Когда Каин думал, что обманул родителей своих, и некому отомстить за Авеля, тогда является Каину Бог и говорит: «где есть Авель брат твой?» (Быт.4:9). Бог является ему без гнева, чтобы, если покается, произнесенная его устами молитва загладила грех убийства, совершенный его рукой; а если не покается, то определено ему было тяжкое наказание, какого заслуживало злодеяние. Но Каин вместо покаяния исполняется негодования и Всеведущему, вопросившему его о брате, чтобы привлечь Каина к Себе, отвечает с гневом и говорит: «не вем: еда страж брату моему есмь аз» (Быт.4:9). Бог продолжает: «что сотворил еси сие» (Быт.4:10). Если не знаешь, где Авель, потому что ты не страж его, то Вопрошающему тебя о сделанном тобой скажи, что сделал ты, чтобы не спрашивать Ему о тебе других. Скажи, «что сотворил еси?». Если бы Вопрошающий тебя не знал, что сделано тобой, то не стал бы и спрашивать тебя о поступке твоем. Когда же Каин не хотел сказать и этого, то есть что сделано им, тогда обнаруживается Божие ведение, и Бог, отличая преступление, говорит: «глас крове брата твоего вопиет ко Мне от земли» (Быт.4:10). Что скажешь, Каин? Отмстит, или не отмстит Правосудие за кровь, вопиющую к Нему? Не для того ли медлило Оно, чтобы покаялся ты? Не для того ли Оно скрывало ведение Свое и вопрошало тебя как неведущее, чтобы ты исповедал злодеяние свое? Поскольку же неугодно тебе делать доброе, как внушало тебе Правосудие, и ты устремился ко греху, от которого наперед предостерегало оно тебя, «проклят ты на земли», потому что причинил скорбь Адаму и Еве, праотцам всей земли, «проклят ты на земли» (Быт.4:11), потому что всей земле отверз двери шеола (ада). «Егда делаеши землю, и не приложит силы своея дати тебе», – потому что один ты хотел вкушать ее произведения, – «стеня и трясыйся будеши на земли» (Быт.4:12), – ибо ходил ты по ней с гордостью и высокомерием.

Поскольку проклятие это немедленно исполнилось самым делом, то говоривший прежде с гордостью: «Не страж я брату моему», – после произнесения проклятия низложенный с высоты гордости своей стал тут же стенать и трястись. Он говорит: «вящшая вина моя, еже оставитися ми» (Быт.4:13). Но исповедание это не принято, потому что Каин принес его не тогда, как был спрашиваем, а принес его поневоле, сказав, когда уже определено ему было: «стеня и трясыйся будеши». И Каин, как бы не желая умилостивить Правосудие своими молитвами, вместо того, чтобы умолять Божие долготерпение, вновь (с вызовом) по причине ли страха, или с коварным умыслом говорит: «Вот Ты изгоняешь меня от лица земли», – проклял меня от лица земли; и я «от лица Твоего скрыюся», – то есть не могу стоять пред Тобою, показав себя дерзким пред лицем Твоим, сказав: «Не страж я брату моему». «И буду стеня и трясыйся на земли: и будет, всяк обретаяй мя убиет мя» (Быт.4:14). Желаешь ли ты смерти себе, Каин, или боишься смерти? Но если умрешь, то как исполнится на тебе Божие определение? А если любезна тебе жизнь и при таких бедствиях, то не гораздо ли вожделеннее была она Авелю, который далек был от твоих бедствий.

Кайн, осуждаемый Господом за братоубийство и бегущий от гнева Божия. Художник В. И Бриоски. 1813 г.
Кайн, осуждаемый Господом за братоубийство и бегущий от гнева Божия. Художник В. И Бриоски. 1813 г.

Иные говорят, что Каин умолял здесь об избавлении от смерти, другие же утверждают, что умолял он об ускорении смерти, почему Бог и сказал ему: «не тако с тобой будет, как с убийцами после тебя». Убийцы после Каина будут предаваться смерти, как скоро откроют их, но «всяк убивый Каина, седмижды отмстится» (Быт.4:15). Поскольку он просил себе смерти, чтобы люди не смеялись над его уничижением, то в продолжении семи родов будут видеть его уничижение, и потом уже умрет он.

Но нельзя принять того, что говорят некоторые, будто бы с Каином погибло семь родов его потомства. Если положить, что потомство Каиново истреблено потопом, то потоп истребил только одно седьмое поколение. А если одно поколение погибло с Каином, то почему же говорят, что погибло с Каином семь родов? Притом, утверждающие это не могут доказать, что потоп был при седьмом Каиновом роде. Ибо Писание говорит, что от Каина родился Енох, от Еноха родился Ирад (Гаидад), от Ирада родился Мехиаел (Малелеил), от Мехиаела родился Мафусал, от Мафусала родился Ламех, от Ламеха же родился Иовил, и «сей бяше отец живущих в кущах и скотопитателей» (Быт.4:20). Конечно же, и эти, живущие в кущах скотопитатели, не хранили в кущах своих девства, особенно когда Писание говорит, – «яко растли всяка плоть путь свой на земли» (Быт.6:12). А если от Каина до сынов тех, которые жили в кущах и были скотопитатели, прошло девять родов, а потопа еще не было, то как можно согласиться с утверждающими, будто бы с Каином погибло семь родов, – когда по сказанному нами оказывается, что прошло девять родов, а потоп еще не начался? Потому справедливо сказанное, что позор Каинов продолжался до седьмого рода, тогда как Каин умолял, чтобы смерть избавила его от того позора в первый же день. А что Каин жил до седьмого рода, то, во-первых, видно из того, что таково было определение Божия суда, а, во-вторых, в том же удостоверяют лета жизни человеческой в первобытных родах. Если отец Каинов, Адам, жил до девятого рода, то есть до сынов Ламеховых, и умер на пятьдесят шестом году Ламеховой жизни, то неудивительно было и Каину прожить до седьмого рода.

Хотя Каин просил избавить его от позора, однако же не только не был избавлен, как желал, но сверх ожидания его, кроме определенного ему прежде наказания, присовокупилось к нему и знамение. Ибо сказано: «положи Господь Бог знамение на Каине, еже не убити его всякому обретающему его» (Быт.4:15). Под обретающими Каина должно разуметь потомков Сифовых, которые имели побуждение отомстить ему за кровь дяди своего, Авеля, и которые чуждались Каина и по причине его позора и стенания, а с племенем его не вступали в супружеские союзы, – однако поскольку было на Каине знамение, не осмеливались убить его.

Когда Каин понес наказание, а сверх наказания присовокуплено и знамение (о причине которого сказано у нас, но умолчим, как о ненужном, о том, в чем оно состояло), тогда Писание говорит о Каине: «изыде Каин от лица Божия и вселися в землю Нуд, прямо Едему» (Быт.4:16). Каин удалился от родителей и братьев своих, ибо видел, что они не вступают с ним в супружные союзы. Земля же названа Нуд (Наид или Нод), потому что она также тряслась и стенала. Вероятно же, что, по слову Божию, подпала она и другому проклятию: «егда делаеши землю, и не приложит силы своея дати тебе» (Быт.4:12). После этого «позна Каин жену свою, и заченши роди Еноха. И бе зиждяй град, и именова град во имя сына своего Енох» (Быт.4:17). Сие сделал он для того, чтобы и город не назывался Нуд, то есть «городом трясения». «Родися же Еноху Ирад (Гаидад): и Ирад роди Мехиаела (Малелеила): и Мехиаел роди Мафусала: Мафусал же роди Ламеха. И взя себе Ламех две жены… и роди Ада Иовила (Иавала): сей бяше отец живущих в кущах и скотопитателей. И имя брату его Иувал: сей бяше отец всех играющих на гуслях и органе. Селла же… роди Тувалкаина (Фовела): сей бяше млатобиец, ковачь меди и железа, сестра же Тувалкаинова Ноема. Рече же Ламех своим женам… услышите глас мой… яко мужа убих в язву мне и юношу в заушение мне. Яко седмицею отмстися от Каина, от Ламеха же седмьдесят седмицею» (Быт.4:18–24). Некоторые, объясняя слова Ламеха женам его, говорят, что жены были из племени Сифова и советовали Ламеху стать благочестивым. Но он говорит им: «Что видите во мне гнусного и подобного сделанному отцом моим Каином? Убил ли я мужа, в язву мне, как Каин, или, подобно тому как Каин убил юношу Авеля, заушив его в лицо, так и я умертвил юношу в заушение мне? Если поступил я подобно Каину, то Каин наказан был седмицею, а я определяю себе, чтобы наказали меня семьдесят раз седмицею».

Другие, полагая, что отмщение Каину должно простираться до седьмого рода, и основываясь на словах: «растли всяка плоть путь свой» (Быт.6:12), – говорят, что Ламех был злочестив. И поскольку жены его видели, что прекращается преемство их поколения, потому что рождаемые ими были не мужского, но женского пола, по сказанному: «егда начаша человецы мнози бывати на земли, и дщери родишася им» (Быт.6:1), – такое же умаление в умножении рода приводило их в страх, подавая мысль, что постигает их определение суда, изреченное Каину и семи родам его, – то Ламех ободряет жен хитрым ответом своим и говорит: «яко мужа убих в язву мне, и юношу в заушение мне» (Быт.4:23). Если наказание Каину Бог продлил до того, что с ним погибло семь родов, то мне, убившему двоих, продлит еще более, так что со мной должны погибнуть семь раз взятые семьдесят родов; мы умрем и, вкусив чашу смерти, избавимся от того наказания, которое за меня будет простираться до семикратно семидесятого рода.

Иные говорят, что Ламех, будучи хитер и коварен, видя, что род его уменьшается, а потомки Сифовы не соглашаются вступать с ними в союзы из-за позора, лежащего на родоначальнике их, Каине, – то, чтобы земли по недостатку земледельцев не остались невозделанными, и чтобы вовсе не исчез род их, Ламех возревновал о благе племени своего и убил Каина и одного из сынов его, наиболее походившего на отца, чтобы сходство сына с отцом не налагало бы на все племя их позорного пятна. Итак, убив Каина и тем как бы уничтожив преграду, разделявшую поколения Каиново и Сифово и препятствовавшую вступить им между собой в родственные связи, Ламех как бы втайне говорит женам своим: «Муж и юноша умерщвлены, украсьте дочерей ваших для сынов Сифовых, ибо совершенные мной убийства, красота и убранство дочерей ваших сделают, что с нами согласятся вступать в брачные союзы даже и те, которые в прошедшие шесть родов не хотели иметь с нами таких союзов».

И жены Ламеховы украшают дочерей своих для сынов Сифовых. Иовил услаждает их на пиршествах мясами животных. Иувал пленяет их сладкими звуками гуслей своих. Сыны же Сифовы устремляются к ним, забывают прекрасный завет, завещанный им отцом их, выходят из жилищ своих, которые выше были жилищ Каинова племени. Такой хитростью Ламех привел в смешение оба рода, рассуждая: если Бог умилосердится к Сифову роду, вступившему с нами в единение, и сохранит его от истребления, то окажет милосердие и нам, а через это избавимся мы от наказания за убийство ради невиновных в убийстве и вступивших с нами в брачные союзы.

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *