Ефрем Сирин: толкование на книгу Бытия, глава 3.

Перед вами – толкование на 3 главу книги Бытия преподобного Ефрема Сирина.

 

Читать и слушать 3 главу Бытия.

Перейти ко всем толкованиям книги Бытия.

 

Слушать Ефрем Сирин: толкование на книгу Бытия, глава 3 (часть 1 и 2) онлайн

 

Сказав о наготе прародителей, которая при небесной одежде была благообразна и не служила поводом к стыду, Моисей обращается к повествованию о хитрости змия и говорит: «Змий же бе мудрейший всех зверей сущих на земли, ихже сотвори Господь Бог» (Быт.3:1). Змий был хитрее бессловесных животных, которыми управлял человек, но если и превосходил хитростью ту степень, на какой поставлены звери, то не следует отсюда, что он возвышался до степени человека. Змия Бог сотворил хитрее бессловесных скотов и лукавее неразумных животных, но поскольку не было у него разума, то явно, что он не имел и мудрости человеческой. Адам превосходил змия и по самому образу сотворения, и по душе, и по уму, и по славе, какой был облечен, и по месту жительства своего, а потому видно, что он безмерно выше змия и по хитрости. Адам превосходил мудростью всех зверей, потому что Бог поставил его владыкой и правителем их; он был хитрее всех, потому что всем нарек имена. Как Израильтяне не могли без покрывала взирать на лицо Моисеево, так животные не могли взирать на светлый зрак Адамов. Потупив очи, проходили они перед ним, когда нарекал им имена, потому что очи их не могли взирать на славу его. Итак, хотя змий был хитрее зверей, однако же неразумен пред Адамом и Евой, владыками зверей.

Адам и еваю. Художник Г. Доре
Адам и еваю. Художник Г. Доре

Сказав о хитрости змия, Моисей обращается к повествованию о злокозненном приближении его к Еве и говорит: «и рече змий жене: подлинно ли сказал Бог : да не ясте от всякаго древа райскаго?» (Быт.3:1). Змий говорил, и то было или свойственное змию шипение, которое понимал Адам, или в змие говорил сатана, или змий по собственному умышлению испросил себе дар слова, или сатана испросил Бога дать этот дар слова змию на время. Но искусительное слово не вело бы во грех искушаемых, если бы руководством искусителю не служило собственное их желание. Если бы и не пришел искуситель, то само древо красотой своей ввело бы их в борьбу. Хотя прародители искали себе извинения в совете змия, но более, нежели совет змия, повредило им собственное желание. Ибо сказано: «И виде жена, яко добро древо в снедь и яко угодно очима видети…, и вожделенно по виду: и вземши от плода его яде» (Быт.3:6). А если жена побеждена красотой дерева и приятностью плодов его, то не советом, вошедшим в слух ее, побеждена. Введена же в преступление пожеланием, обнаружившимся в ней самой. Но поскольку заповедь была дана для испытания, то получился удобный случай прийти искусителю.

Что сотворено в раю и вне рая, все это Бог дал человеку по благости и ничего не требовал от него за то, что сотворил, но украсил и облек его славой. Что только ни было в раю, на земле, в воздухе и водах, – все то дано человеку по благости, но одно только древо отнято у него по правде.

Сад Эдема. Художник Марк Шагал. 1961 г.
Сад Эдема. Художник Марк Шагал. 1961 г.

Когда Бог творил человека, Он не соделал его смертным, но не создал и бессмертным, чтобы сам Адам, соблюдением или преступлением заповеди, от одного из двух дерев приобрел бы себе то, чего захотел. И хотя Бог сотворил древо жизни, но сокрыл его от Адама; во-первых, для того, чтобы красотой своей оно не вводило прародителей в борение и не усугубило борьбы, а, во-вторых, не должно им было для сохранения заповеди Незримого находить себе побуждение (искать поощрения) в награде, которая у них пред глазами. Хотя по благости Бог все дал прародителям, но бессмертную жизнь, которая приобреталась вкушением плодов древа жизни, восхотел даровать им по правде. Потому дал им лишь заповедь, и она не была так велика, не могла равняться преизбыточествующей награде, уготованной им. А воспретив вкушать плоды одного древа, чтобы они находились под заповедью, Бог отдал им весь рай, – да не будут принуждены к преступлению закона недостатком в пище.

Но хотя, как сказал я, испытание и было потребно, однако же Бог не дозволил сатане послать для того к Адаму какого-либо Ангела, или Серафима, или Херувима. Не дозволил также сатане и самому прийти к Адаму в Едемский сад в образе человеческом или божественном, как приступал он к Господу нашему на горе. Не пришли также к Адаму какие-либо большие или лучшие звери, бегемот и левиафан, не пришли и другие звери или животные чистые, чтобы не послужило это сколько-нибудь извинением для преступивших заповедь. Дозволено же было прийти к ним змию, который, хотя хитер, но безмерно презрен и гнусен. Змий, приступив к людям, не сделал никакого действительного чуда, не принял даже на себя ложного вида, но предстал в том виде, какой имел: предстал пресмыкающимся, с поникшими долу глазами, потому что не мог взирать на сияние зрака той, которую хотел искусить. Не пришел он, от страха, к Адаму, но пришел к Еве, чтобы скорее склонить ее к вкушению плодов того древа, с которого запрещено было вкушать, – пока еще не вкусила она дозволенных ей плодов с тысяч и тем (тмы, то есть десятков тысяч) других дерев. Не вкусила же она не потому, что постилась, но потому что ей еще не овладел голод, ибо была только сотворена. Конечно, змию не воспрещалось идти с такой поспешностью к Еве, ибо эта-то поспешность змия не служила в его пользу. Он пришел в то время, когда едва сотворенная Ева не знала еще, что такое голод, и красота дерева не возбуждала в ней борьбы пожеланий. Итак, поскольку Ева не чувствовала голода, и древо не вводило ее в борьбу, то змию не воспрещалось стать ее искусителем. Ибо если Ева победила бы в кратковременной брани и в недолгой борьбе, и змий, и кто был в змие, подверглись тому наказанию, какое и понесли, то Ева и муж ее вкусили бы плодов жизни и приобрели жизнь вечную, прияв по правде то бытие, какое было им обещано; они по правде стали бы обладать всем тем, что прежде им даровалось по благости.

Потому искуситель поспешил прийти, и не был удержан. Уже то самое, что искуситель приходит вместе с заповедью, могло бы вразумить искушаемых, что он – искуситель, и предостеречь их от козней его. Искуситель приходит и обещает им нечто великое, да он и не мог хвалиться чем-либо малым. И тот, кто в змие, так сказал через него жене: «Подлинно ли сказал Бог: да не ясте от всякаго древа райскаго?» (Быт.3:1). Здесь надлежит заметить, что велика была бы заповедь, если бы воспрещалось вкушать плоды всех дерев, по сказанному змием, а поскольку заповедовалось противное, то заповедь почти и не считалась заповедью, ибо была очень легка и дана только на время, пока не отступит от них искуситель.

Ева отвечала змию и сказала: плодов «всякаго древа райскаго ясти будем: от плода же древа, еже есть посреде рая, рече Бог, да не ясте от него, ниже прикоснетеся ему, да не умрете» (Быт.3:2–3). Змий и бывший в змие, слыша, что плоды всех райских дерев отданы им в пищу, а воспрещено вкушать плоды только одного древа, думали уже, что со стыдом им должно удалиться, ибо видели, что обещать им нечего. Поэтому искуситель обращает внимание на самую заповедь Давшего ее, которой воспрещалось не только вкушать плоды древа, но даже приближаться к нему, и он понял, что Бог предостерегал их от воззрения на древо, чтобы они не пленились красотой его, а потому склоняет Еву обратить на него взор и говорит: «не смертию умрете. Ведяше бо Бог, яко в оньже аще день снесте от него, отверзутся очи ваши, и будете яко бози, ведяще доброе и лукавое» (Быт.3:4–5). Ева не вникла в слова змия, не рассудила, что он как искуситель говорит противное, сказанному Богом, не возразила змию его же словами и не сказала: «Как отверзутся очи мои, когда не заключены? И как, вкусив плодов древа, узнаю доброе и лукавое, когда и до вкушения имею таковое ведение?» Она упустила из вида, что надлежало ей сказать в ответ змию, и по желанию его отвратила очи свои от змия, который был пред ней, устремив взор на древо, к которому запрещено было приближаться.

Змей. Художник Марк Шагал 1956 г. Литография.
Змей. Художник Марк Шагал 1956 г. Литография.

Змий умолк, потому что примечал давно уже ее виновность. Не столько услышанное Евой обещание убеждало ее вкусить плода сего древа, сколько устремленный на древо взор обольщал сорвать плод его и вкусить. Ева могла сказать змию: «Если я лишена зрения, то как вижу все видимое? Если не умею различать добра и зла, то почему разумею, хорошо ли, худо ли твое обещание? Почему знаю, что хорошо быть богом, вожделенно иметь отверстые очи? Откуда мне известно, что смерть есть зло, если я лишена этого, – и для чего пришел ко мне? Приход твой к нам свидетельствует, что имеем мы все это, ибо обещание твое изведываю тем зрением, которое уже имею, и той способностью различать доброе и худое, которая уже есть у меня. Если же имею у себя, что обещаешь мне, то где вся твоя хитрость, когда не укрылось от меня коварство твое?» – Но Ева не сказала так змию, ибо, сказав, победила бы его, но устремила взор свой к древу, чтобы скорее быть побежденной.

Ева, предавшись пожеланию очей своих и вожделев быть богом, что обещал ей змий, срывает запрещенный плод и вкушает тайно от мужа своего, а потом дает и мужу, который также вкушает. Поскольку Ева поверила змию, то поспешила и вкусила прежде мужа, надеясь, что уже облеченная божеством возвратится к тому, от кого произошла человеком. Она поспешила вкусить прежде мужа, чтобы стать главой того, кто был ее главой, соделаться повелительницей того, от кого должна была принимать повеления, явиться по божеству старее того, пред кем моложе по человечеству. Когда же вкусила и не стала превосходнее прежнего, хотя и не умалилась, но и не приобрела того, чтобы отверзлись у ней очи, потому что не сделалась богом, как ожидала, не приметила также, чтоб отверзлись у ней очи увидеть свою наготу, – тогда принесла плод и мужу своему, и многими просьбами убедила его вкусить, хотя и не написано, что упрашивала его.

Итак, Ева, вкусив, не умерла смертью, как сказал Бог, но и не стала богом, как говорил змий. Если бы открылась ее нагота, то Адам пришел бы в страх и не вкусил, и хотя не стал бы виновен как невкусивший, однако же не был бы и победителем – как не подвергшийся искушению. В таком случае Адам удержался бы от вкушения наготой жены, а не любовью к Давшему заповедь или страхом Божиим. Поскольку же надлежало, чтобы Адам не надолго подвергся искушению от обольщения Евы, как она искушалась обещанием змия, то Ева приблизилась к древу, вкусила плод его, и не открылась нагота ее. Когда же обольстила она Адама, и вкусил и он, тогда, говорит Писание: «отверзо́шася очи обе́ма, и разумеша, яко на́зи бе́ша» (Быт.3:7). Итак, очи их отверзлись, но не для того, чтобы стать им богами, как говорил змий, а для того, чтобы увидеть наготу свою, чего и домогался враг.

Грехопадение. Ева и змий. художник В. М. Васнецов. 1891 г. Эскиз для росписи Владимерского собора в Киеве
Грехопадение. Ева и змий. художник В. М. Васнецов. 1891 г. Эскиз для росписи Владимерского собора в Киеве

Потому-то и были прежде отверсты очи прародителей, чтобы видеть все; заключены же, чтобы не видеть им древа жизни и собственной своей наготы. Враг завидовал прародителям, ибо они по славе и дару слова явились выше всего, что на земле, им одним обещалась вечная жизнь, какую могло дать древо жизни. Таким образом, завидуя и тому, что было у Адама, и тому, что должен был он приобрести, враг устраивает козни свои и в кратковременной брани отъемлет у них, чего не должно бы им утратить в продолжительной борьбе. Если бы змий не вовлек их в преступление, то они вкусили бы плодов древа жизни, и древо познания добра и зла тогда не стало бы для них запретным, ибо от одного из этих древ приобрели бы они непогрешительное ведение, а от другого прияли бы вечную жизнь и в человечестве стали бы богоподобными.

Прародители приобрели бы непогрешительное ведение и бессмертную жизнь еще во плоти, но змий своим обещанием лишил их того, что могли приобрести, уверил, что приобретут это преступлением заповеди, – и все для того единого, чтобы не приобрели обещанного Богом через соблюдение заповеди. Обещав, что будут «яко бози» (Быт.3:5), лишил их этого, а чтобы обетованное древо жизни не просветило очей их, обещал, что очи их отверзет древо познания.

Если бы прародители захотели и после преступления заповеди покаялись, то хотя не возвратили бы себе того, чем обладали до преступления заповеди, но, по крайней мере, избавились бы от проклятий, какие изречены земле и им. Конечно, и Бог замедлил прийти к ним для того, чтобы они осознали взаимную вину, а когда Он, Милосердый Судия, придет к ним, стали бы умолять его. Пришествие змия не было замедлено, чтобы красивый вид древа не увеличил соблазна. Судия же медлил прийти, чтобы дать возможность прародителям приуготовиться к молению. Но поспешность искусителя не помогла им, хотя поспешность эта могла служить к их пользе; не воспользовались они и медлительностью Судии, хотя медлительность эта имела ту же цель.

«И услышаста глас Господа Бога ходяща в раи по полудни: и скрыстася… от лица Господа Бога посреде древа райскаго» (Быт.3:8). Не одним долготерпением, показанным прародителям, Бог хотел им пособить, но и звуком стоп Своих желал оказать им помощь; тихие стопы Его для того и издавали глас (звук), чтобы приготовились они умолить Пославшаго этот глас. Когда же ни медлительность Его, ни предшествующий Ему глас не произвели того, чтобы они пришли и предстали Ему с молчанием, тогда Бог к гласу стоп Своих присовокупил глас уст Своих и сказал: «Адаме, где еси?» (Быт.3:9). Но Адам, вместо того, чтобы исповедать вину свою и умолять Милосердого прежде, нежели произнесет Он на него определение суда, говорит: «глас Твой слышах… в раи, и убояхся, ибо увидел, яко наг есмь, и скрыхся» (Быт.3:10). Глас стоп, предшествовавший Богу и возвещавший осуждение Адамово, изображал тот глас Иоаннов, который должен предшествовать Сыну Божию: «Ему же лопата в руце Его, и отребит гумно Свое… плевы же сожжет огнем… пшеницу… же очистит, чтобы положить в житницу» Свою** (Мф.3:12).

«Глас Твой слышах… и убояхся». Когда же слышал ты глас Его, как услышал теперь? Ибо вот, когда создал Он тебя, ввел в рай, навел на тебя сон, взял ребро твое, создал и привел к тебе жену, не слышал ты гласа Его. Если же слышать глас Его для тебя есть нечто совершенно новое, то уразумей хотя бы теперь, что глас Божественных стоп был для того, чтобы уста твои принесли моление. Скажи же Богу, пока не вопросил тебя, о приходе змия, о преступлении твоем и Евином. Исповедь уст твоих, может быть, очистит вас от греха, какой соделали руки ваши, сорвавшие плод. Но прародители не исповедали того, что сами сделали, а сказали же Всеведущему, что в них происходило.

«Адаме, где еси?» Стал ли ты Богом, как обещал тебе змий, или подпал под власть смерти, как угрожал тебе Я, если вкусишь плодов дерева? Рассуди, Адам: если бы вместо прошедшего к тебе змия, этой самой презренной твари, пришел к тебе Ангел или другое высшее существо, то справедливо ли было бы тебе презреть заповедь Того, Кто даровал тебе все, и внять обещанию того, кто дотоле не оказал тебе никакого добра? Справедливо ли было бы почитать тебе недобрым Того, Кто создал тебя из ничего, сделал тебя вторым богом над вселенной, но посчитать добрым того, кто на словах только обещал тебе доброе? Если бы в явлении силы пришло к тебе какое высшее существо и предложило свои обещания, то и тогда не надлежало бы тебе поступать так. Тем паче не надлежало, когда пришел к тебе змий, не явив ни знамений, ни чудес. Но ты, по одному сказанному им пустому слову, солгал Богу своему и поверил лжецу, почел лживым Того, Кто даровал тебе все блага и сделал тебя владыкой над всем; признал верным лжеца, который поступил с тобой злокозненно, чтобы лишить тебя всей власти.

Если бы змию воспрещено было прийти и искушать Адама, то жалующиеся теперь на то, что змий пришел, стали бы тогда жаловаться на то, что змию воспрещено было прийти. Они же стали бы утверждать, что змию воспрещалось прийти к Адаму из зависти, чтобы Адам после кратковременного искушения не приобрел бы вечной жизни; и те самые, которые теперь говорят, что если бы змий не пришел, то Адам не согрешил бы, стали бы утверждать, что если бы змий пришел, то Адам не согрешил бы. Как теперь уверены они в справедливости утверждаемого ими (что если бы змий не пришел, то Адам и Ева не согрешили бы), – так еще более стали бы уверять себя в справедливости того, что если бы змий (после Божия воспрещения) пришел, то они не согрешили бы. И что из этого было бы вероятнее, если бы самое дело не показало, что Адам послушался змия, и Ева повиновалась пресмыкающемуся?

«Глас Твой слышах… и убояхся… и скрыхся», потому что умолчал о том, что следовало сказать, а вместо этого говорил о том, чего не нужно было. Вместо того, чтобы признаться, что сам сделал, что стало бы для него куда полезнее, Адам пересказывает, что происходило в нем, то есть говорит о бесполезном для него. Бог говорит ему: «кто возвести тебе, яко наг еси, аще не бы от древа, егоже заповедах тебе… от него ял еси» (Быт.3:11). Наготу свою увидел ты зрением, какое дано тебе древом, обещавшим тебе зрение божественное. Но Адам не исповедует своей вины, обвиняет же подобную себе жену: «жена, юже дал еси со мною, та ми даде от древа, и ядох» (Быт.3:12), – не я приблизился к древу, но моя рука простерлась к запрещенному плоду. Потому и апостол говорит, что не Адам согрешил, но Ева преступила заповедь (1Тим.2:14). Но если Бог дал тебе, Адам, жену, то дал для того, чтобы помогала тебе, а не вредила, находилась у тебя в подчинении, и не повелевала тобой.

Когда же Адам не захотел исповедать своей вины, тогда Бог обращается с вопросом к Еве и говорит: «что сие сотворила еси» (Быт.3:13). И Ева, вместо того, чтобы умолять со слезами и принять на себя вину, как бы не желая исходатайствовать прощения себе и мужу, не говорит, какое обещание дал ей змий и чем убедил ее, а говорит же просто: «змий прельсти мя, и ядох» (Быт.3:13). Когда оба были спрошены, и открылось, что не имеют они ни покаяния, ни истинного оправдания, тогда обращается Бог к змию, но не с вопросом, а с определением наказания. Ибо где было место покаянию, там поставлен вопрос, а кто чужд покаянию, тому изречен прямо приговор суда. А что змий не мог принести покаяния, то уразумеваем из слов Бога: «яко сотворил еси сие, проклят ты от всех скотов» (Быт.3:14), – причем тут змий не говорит, что не сделал этого (искушения), ибо боится солгать, но не говорит также, что сделал, потому что ему чуждо покаяние.

«Проклят ты от всех скотов», – потому что ввел в обман поставленных владыками над всеми скотами. И поскольку ты хитрее всех зверей, то будешь проклят «и от всех зверей земных… и на чреве твоем ходити будеши» (Быт.3:14), – ибо жену подверг ты болезням рождения. «Землю снеси вся дни живота твоего», – потому что Адама и Еву лишил плодов древа жизни. «И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между Семенем тоя» (Быт.3:15), – потому что жену и рождаемых ею ввел ты в обман и поработил смерти своей коварной любовью. Объясняя вражду, которая полагается между змием и женой, между семенем змия и Семенем жены, Бог говорит: «Той твою сотрет главу»*** (Быт.3:15), – ту главу, которую желал ты освободить от рабства Семени ее, а ты будешь поражать его (змия) не в слух, но в пяту.

Изгнание из рая. художник Мартин Энгельбрехт.
Изгнание из рая. художник Мартин Энгельбрехт.

Хотя и по самой справедливости определение суда надлежало прежде изречь змию, ибо где начало преступления, там должно начаться и наказанию, но Бог начал с этого презренного, конечно, для того, чтобы, пока на него одного обращен был гнев правосудия, Адам и Ева пришли бы в страх и покаялись, и так открылась возможность Его благости освободить их от проклятий правосудия. Когда же змий был проклят, а Адам и Ева не прибегли к молениям, тогда Бог изрекает наказание им. Обращается же к Еве, потому что ее рукой дан Адаму грех, и произносит ей приговор суда, говоря: «умножая умножу печали твоя и зачатие твое, и в болезнех родиши чада» (Быт.3:16). Хотя Ева и рождала бы по благословению чадородия, какое дано ей вместе со всеми живыми тварями, однако же рождала бы немногих, потому что рожденные ей были бы бессмертны. Притом она стала бы свободна от болезней рождения, от забот при воспитании рожденных и от скорбей о смерти их. «И к мужу твоему обращение твое», – чтобы быть тебе под его властью, а не самой властвовать, – «и той тобою обладати будет» (Быт.3:16), потому что ты надеялась после вкушения плодов древа сама возобладать над ним.

Изгнание из Рая. Художник К. В. Лебедев
Изгнание из Рая. Художник К. В. Лебедев

Когда Бог изрек определение Еве, в Адаме не обнаружилось покаяния; тогда и на него налагает наказание и говорит: «яко послушал еси гласа жены твоея, и согласился вкусить от древа, егоже заповедах тебе сего единого не ясти… проклята земля ради тебя» (Быт.3:17). Хотя за виновного Адама наказывается неповинная земля, но проклятием земли, которая не может страдать, подвергался страданию Адам, который мог страдать. Поскольку проклята стала земля, то подпал проклятию и тот, кто не был проклят. Не сказал же Бог, что в наказание человеку обратится проклятие, какому подпадает земля, ибо и ему самому произнес приговор, сказав: «в печалех снеси тую вся дни живота твоего» (Быт.3:17), по преступлении заповеди. Как при соблюдении заповеди вкушал бы ты плоды ее беспечально, так теперь, после греха, земля «терния и волчцы возрастит тебе», которых не произращивала, если бы не согрешил ты. «Снеси траву селную», – ибо, вняв пустому обольщению жены, презрел ты вожделенные плоды райские: «в поте лица твоего снеси хлеб твой», – потому что не угодно тебе было без всякого труда наслаждаться утешениями Едемского сада. И так продолжится для тебя, «дондеже возвратишися в землю, от неяже взят еси», – ибо презрел ты заповедь, которая вскоре даровала бы тебе вечную жизнь, пока тебе не дозволялось вкусить плодов древа жизни. И поскольку ты – от земли, но забыл сие, то «возвратишися в землю» (Быт.3:18–19), – и через это уничижение познаешь, что ты такое.

Адам и Ева после изгнания из Рая. художник Лукас ван Лейден
Адам и Ева после изгнания из Рая. художник Лукас ван Лейден

И сатана, сотворенный в те же шесть дней, когда сотворен и змий, в которого и вошел он, до того шестого дня был так же прекрасен, как прекрасны были Адам и Ева до преступления заповеди. Но сатана, соделавшийся в тот же день уже втайне сатаной, был обвинен и осужден тогда же тайно, потому что Бог не восхотел открыть прародителям Своего суда над ним, чтобы не смогли они предузнать его искушения. Потому-то и сказала жена: «змий прельсти мя» (Быт.3:13), – а не сатана.

Итак, сатана осужден был тайно, а с ним осуждены и все воинства его. Грех великий, но наказание казалось бы мало, если бы постигло только одного или некоторых. Однако теперь как Еве и всем дщерям ее определены болезни рождения, как Адаму и всем чадам его определены печали и смерть, как змию и всему семени его определено быть в попрании, – так и бывшему в змие со всеми воинствами его определено идти в огонь. Но это сокрыто в Ветхом Завете и открыто в Новом Завете Господом нашим, Который говорит: «О суде же, яко князь мира сего осужден бысть» (Ин.16:11), – то есть он (сатана) был тогда обвинен.

Сказав о наказании, какое понесли искуситель и искушаемые, Моисей пишет о том, как «сотвори Господь Бог Адаму и жене его ризы кожаны, и облече их» (Быт.3:21). Ризы те или были сделаны из кож животных, или сотворены вновь, потому что, по словам Моисея, Господь сотворил ризы сии и облек ими Адама и Еву. Можно думать, что прародители, коснувшись руками препоясании своих, нашли, что облечены они в ризы из кож животных, умерщвленных, может быть, пред их же глазами, чтобы питались они мясом их, прикрывали наготу свою кожами, а в самой смерти животных увидели смерть собственного своего тела. После этого «рече Бог: се, Адам бысть яко един от Нас, еже разумети доброе и лукавое» (Быт.3:22). В словах: «бысть яко един от Нас», – Бог открывает тайну Святой Троицы, но вместе посмевается Адаму, напоминая сказанное змием: «будете яко бози, ведяще доброе и лукавое».

Конечно, Адам и Ева по вкушении плодов древа узнали доброе и лукавое, но и до вкушения знали они добро по опыту, о зле только слышали; после же вкушения произошло противное: о добром они стали только слышать, худое же испытывать на деле, ибо Бог отнял у них славу, какой были облечены, но овладели ими печали, которые прежде не касались их. «И ныне да не когда прострет руку свою и возмет от древа жизни и снест, и жив будет во век» (Быт.3:22). Если Адам дерзнул вкусить плодов с древа, с которого воспрещено было вкушать, то тем более устремится ли он к древу, плодов которого не запрещено было вкушать? Но поскольку Бог уже определил прародителям проводить жизнь в труде и поте, в печалях и болезнях, то, чтобы вкусив плода с древа жизни и получив вечную жизнь, они не стали бы вечно мучиться в этой жизни, Бог не допустил, чтобы подпавшие проклятию вкусили плодов того дерева, которое уготовлял (для их бессмертия), чтобы дать им их, когда будут они свободны от проклятий и облечены славой. Сделал так потому, чтобы животворный дар не послужил к их бедствию, и приятое от древа жизни не принесло им большего несчастия, в сравнении с тем, какое принесло им древо познания. От одного получили они временные болезни, а другое соделало бы временные болезни вечными; от одного приобрели они смерть, которая разрешает их от уз болезней, а другое соделало бы их погребенными еще при жизни, потому что сохранило бы им жизнь для вечного мучения в болезнях. Потому Бог отъял у них древо жизни. Притом и несообразно было жизнь блаженную иметь на земле проклятий, а жизнь вечную обрести в мире преходящем.

Адам и Ева (изгнание из Рая). Художник Марк Шагал. 1960 г.
Адам и Ева (изгнание из Рая). Художник Марк Шагал. 1960 г.

Если бы прародители вкусили плод древа жизни, то произошло бы одно из двух: или смертный приговор суда остался бы без исполнения, или древо жизни не было бы уже животворно. Потому, чтобы не нарушить смертный приговор суда, и древо жизни не оказалось бы недействительным и неживотворным, Бог изгнал Адама из рая, чтобы не потерпел он вреда и от древа жизни, как пострадал от древа познания; послал же его «делати землю, от неяже взят бысть» (Быт.3:23), – чтобы, возделывая землю, приобрел себе пользу тот, кому принесен вред райским покоем. По изгнании прародителей из рая Бог, как написано, на восточной стороне «рая сладости… пристави Херувима и… острие меча обращаемаго, хранити путь древа жизни» (Быт.3:24). Оплот рая имел жизнь, потому что мог вращаться сам собой, чтобы охранять путь к древу жизни от того, кто мог пожелать его плода и дерзнул бы его сорвать. Но острие меча поразило бы того смертного, который пришел восхитить бессмертную жизнь.

 

* * *

 

**Слова переставлены: «соберет пшеницу свою в житницу, плевы же сожжет огнем негасающим.»

***В церковнославянской Библии вместо слов «сотрет главу» написано «блюсти будет»

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *