Ефрем Сирин: толкование на книгу Бытия, глава 19.

Перед вами – толкование на 19 главу книги Бытия преподобного Ефрема Сирина.

 

Читать и слушать 19 главу Бытия.

Перейти ко всем толкованиям книги Бытия.

 

Слушать Ефрем Сирин: толкование на книгу Бытия, глава 19 онлайн

Два Ангела приходят к Содому, приближаются к вратам, у которых сидел Лот для принятия к себе входящих в город странников. «Видев же Лот, воста в сретение им», как и обыкновенно встречал он странников. Но, приближаясь к ним, в одном из двух пришедших узрел то же, что Авраам видел в одном из трех, «и поклонися лицем на землю» (Быт.19:1). Вероятно, что пришедшие к Содомлянам Ангелы имели красивый вид, ибо слова: «сошед убо узрю» (Быт. 18:21), – значат то же, что «сошедши, испытаю их». Если бы Содомляне, узрев лице их, не пришли в неистовство, то, хотя и не получили бы оставления прежних своих грехов, но и не подверглись бы тому наказанию, которое постигло их впоследствии.

Лот спешит ввести странников в дом свой, пока не собрались Содомляне и не соблазнились. Но странники медлят, давая Содомлянам время прийти и подвергнуться испытанию. У Авраама не отказывались они войти к нему, потому что пришли не искушать его, но воздать награду уже испытанному. В Содом же пришли искусить Содомлян, поэтому Лоту, который понуждал их войти к нему в дом, говорят: «ни, но на стогне почием» (Быт.19:2).

Когда же Лот «принуди я… и внидоша в дом его» (Быт.19:3), и вкусили предложенной Лотом трапезы, но еще не опочили, тогда «мужие града Содомляне обыдоша дом» (Быт.19:4), и говорят Лоту: «где суть мужие вшедшии к тебе нощию; изведи я к нам, да будем с ними» (Быт.19:5). Смотри, пришли странники не днем, когда Содомляне могли видеть красоту и соблазниться, но ночью, когда тьма скрывала красоту от их взора, чтобы не так сильно было искушение. Но и это не принесло пользы Содомлянам. И ночью, как и днем, уготовляли они погибель душам своим. Лот убеждает Содомлян, но они не убеждаются, предлагает им двух дочерей своих, но они не принимают, а с угрозами говорят: «тя озлобим паче, нежели оных… и прибли́жишася разбити двери» (Быт.19:9). Тогда странники «вовлекоша Лота к себе в храмину», а Содомлян, бывших «пред… домом, поразиша слепотою» (Быт.19:10–11). Но и это не остановило неистовства Содомлян, потому что и потом продолжали они отыскивать двери. «Реша же мужие к Лоту: суть ли тебе зде зятие или сынове или дщери? или аще кто тебе ин есть во граде, изведи… от места сего. Яко мы погубляем место сие» (Быт.19:12–13). Сыновьями называют зятей, которые хотели дочерей его взять себе в жены. «Изыде же Лот, и глагола к зятем своим» (Быт.19:14). Содомляне не заметили, как вышел он из дома и как возвратился. Даже когда Лот возвратился, осмеянный зятьями своими, и «взяша Ангели за руку его, и за руку жену его, и за руки двух дще́рей его, и извели их вон» (Быт.19:16), и тогда Содомляне не видели, как они проходили среди них толпой.

Поскольку же жены в Содоме не были подвергнуты испытанию, то они испытаны данной им заповедью по исшествии из Содома. Когда Лот начинает просить, чтобы спасен был Сигор, и можно было ему войти туда, потому, что отстоял недалеко, тогда Ангел говорит ему в ответ: «се, удивихся лицу твоему, и о словеси сем, еже не погубити града» (Быт.19:21). Это дастся тебе за позор обеих дочерей твоих. Когда Лот вошел в Сигор, «Господь одожди на Содом и Гоморр жу́пел, и огнь от Господа с небесе» (Быт.19:24), – то есть Ангел, в котором явился Господь, от Господа, Сущего на небесах, низвел на Содом жупел и огнь. Жена же Лотова преступила заповедь, данную ей для испытания на краткое время, «и бысть столп слан» (Быт.19:26), и тем усугубляла она искушение Лота и обеих дочерей его, но они и после этого не склонились на то, чтобы преступить заповедь Ангела.

Лот с семьей убегает из Седома. Художник Альбрехт Дюрер, 1496 г.
Лот с семьей убегает из Седома. Художник Альбрехт Дюрер, 1496 г.

Дочери Лотовы, поскольку боялись жить в опустевшем городе, стали просить отца бежать в гору. А так как они думали, что огненный потоп истребил целый мир, как во время Ноя был истреблен целый мир водным потопом, то «рече же старейшая к юнейшей: отец наш стар, и никтоже есть на земли, иже внидет к нам… упоим отца нашего вином… и возставим от отца нашего семя, и произойдет от нас третий мир, как от Ноева дома произошел второй, а от Адама и Евы – первый» (Быт.19:31, 32). Недостатка же в вине у них не было, потому что все, что было в Сигоре, досталось им во владение. Жителей же в Сигоре не стало, ибо, когда Ангел сказал Лоту: «се, удивихся лицу твоему, и о словеси сем, еже не погубити града», – то Сигор поглотил своих жителей, оставив их имущество. Жителей поглотил, чтобы умиротворить тем Правосудного, Которого прогневали они делами своими, имение же их оставил для праведного Лота, чтобы утешился он, потеряв все, бывшее у него в Содоме. Лотовы дочери придумывали предлоги и говорили: «Боимся мы спать, ужасают нас призраки, пред нами стоит матерь наша, обратившаяся в сланый (соляной) столп, представляются глазам нашим попаляемые Содомляне, в ушах наших раздаются вопли жен, взывающих из огня, как бы перед собою видим детей, страждущих в пламени; поэтому, родитель, не спи, а для успокоения дочерей своих усладись вином, чтобы провести ночь в бдении, которое избавит нас от ужасов». Но когда заметили, что Лот лишился рассудка от вина, и членами его овладел глубокий сон, тогда вошла старшая и у спящего делателя восхитила семя, «и не поразуме он» (Быт.19:33). Потом старшая сестра, увидев, что умышленное ею исполнилось, стала и младшую сестру склонять, чтобы она на время сделалась женой, а затем навсегда осталась в девстве; и младшая, убежденная сестрой, вошла, и вышла, «и не поразуме он» (Быт.19:35).

«И роди старейшая сына, и нарече имя ему Моав» (Быт.19:37), и стал он родоначальником великого народа, как сын Лотов. «Роди же юнейшая сына, и нарече имя ему Барамми» (Амма́н или Бен-Амми) (Быт.19:38), то есть «сын народа моего», потому что сын отца моего. Так даны были два сына, – по числу двух преступлений. Даны два сына для двух народов, но ради двух Ангелов прощены два преступления. Дочери Лотовы впоследствии не жили ни с Лотом, потому что он отец их, ни с другими, хотя и были для них женихи. Но поскольку поспешили они сделать, чего не надлежало, то воздерживались и от того, что было дозволено. И последующим воздержанием, вероятно, загладили прежнюю поспешность.

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *